Наталья Васильевна Исаева

Биография

Наталья Васильевна Исаева (род. 17.09.1954, Кишинев) — специалист по истории философии, истории религии, индийской культуре и эстетике; переводчик; доктор философских наук, ведущий научный сотрудник.

В 1976 окончила философский факультет МГУ, в 1979 — аспирантуру Института востоковедения РАН. В 1981 защитила кандидатскую диссертацию на тему «Концепция индивидуальной души (джива) в Комментарии Шанкары на "Брахма-сутры" Бадараяны», в 1998 — докторскую диссертацию: «От ранней веданты к кашмирскому шиваизму: Гаудапада, Бхартрихари, Абхинавагупта». С 1980 работала в Отделе истории и культуры Древнего Востока Института Востоковедения РАН; в настоящее время — ведущий научный сотрудник. Помимо преподавания в Москве, выступала с лекциями по индийской философии (в основном, по традиции веданты) в университетах США, Великобритании, Канады и других стран. В 1993—1994 — научный сотрудник (Spal-ding Visiting Fellow) в Вульфсон Колледж, Оксфорд, Великобритания. Исаева перевела с датского (совм. с С. А. Исаевым) книгу Серена Кьеркегора "Страх и трепет" (издана в России в 1993 г., 2-е изд. — 1998).

Область научных интересов
В работах по истории индийской философии и религии Исаева занималась прежде всего адвайта-ведантой Шанкары. В центре внимания здесь оказалась проблема чистого сознания (Атмана), причем исследовалась возможность приближения к этой основе мышления и опыта как с точки зрения апофатической теологии, так и путем описательных средств теологии катафатической. Тем самым вопрос об абсолютном Атмане в адвайте вводится в круг общефилософской традиции рассмотрения чистого сознания (от Майстера Экхарта до Гуссерля). В дальнейшем Исаева рассматривает эволюцию ведантистского представления об Атмане в более широком контексте: от идей ранней веданты до эстетических концепций кашмирского шиваизма. Здесь представление об основе бытия и мышления трансформируется в образ Божественного начала, тождественного Речи. По мнению Исаевой, подобный подход находит себе параллели в восточно-христианских идеях о божественных "энергиях" или "именах" (см. прямые параллели с теологией исихастов, а в дальнейшем и с учением православных "имяславцев"). Наконец, образ божественных "энергий", создающих онтологическую и смысловую "сетку" мира, прямо подводит к представлению о Божественной любви, что косвенно подтверждается, мистико-эротическими построениями кашмирцев (Утпаладева, Абхинавагупта). Тогда и чисто эстетические идеи кашмирского шиваизма уже не оказываются на периферии их творчества, но получают себе онтологическое и даже теологическое обоснование. В отличие от других исследователей, Исаева, например, рассматривает понятие "раса" в индийской эстетике не просто как "вкус" или "эстетическое наслаждение", но как онтологическую страсть, находящую себе выражение в любом акте творчества (от творения мира до создания произведения искусства) и — соответственно — акте творческого восприятия (будь то обретение единства с Божественным началом или момент катарсиса, превращающий зрителя в "со-сердечного", равноправного участника зрелища). Исаева показывает, что в учениях кашмирского шиваизма момент "узнавания" себя Богом равнозначен катарсической вспышке, соединяющей художника и зрителя, творение же мира по существу равнозначно внезапному проявлению смысла художественного произведения.

источник




Сортировать по: Показывать:
Вне серий

Составитель

Вне серий

Переводчик

Вне серий

Автор

Сборники


RSS

polarman про Кьеркегор: Страх и трепет (Философия) 14 05
Пингвин пишет: "мания резонерствующая как у полярмена!"
Я, хвостом тя по голове, ни с кем не резонирую! У меня индивидуальная тактовая частота.
Тоже мне, блин-пингвин... камертон у Йорка нашелся...

Ser9ey про Кьеркегор: Страх и трепет (Философия) 14 05
Мдя, Йорка из пингвина не выйдет...и пух не такой.

Sluggard. про Кьеркегор: Страх и трепет (Философия) 18 04
Читал-читал, недочитал. Такой блин оптимист этот Керегор, я не знаю почему он оптимист такой. И сублиматор. До оргазма сам себя загонял, плюс мания резонерствующая как у полярмена! Мы тут люди все рослые и устойчивые, ничего, но я так скажу - если бы он жил до сих пор, я б ему самолично бы рожу расквасил за остроумие. И не только ему. Я согласен что он пишет, что для того чтобы любовь имела значение - второе проявление её должно быть освещено солнцем. Он что не упырь?
Тоже мне Склифасовский, я лучше могу написать. Фуфло короче, но читать рекомендую.
И я много чего могу двинуть за Кьерегора, тут ешшо много у меня слов но я устал, я не он, у меня маленька клава, свет погас и трудно попасть пальцами в букву.

X